Алексей Бурлака: было много сложных моментов, когда я мог зайти в тупик

Начальник команды «ОРДЖИ» Алексей Бурлака в рамках нашей рубрики «Работа в хоккее» рассказал о своей профессии и о специфике работы в китайском клубе.

<br />
                        Алексей Бурлака: было много сложных моментов, когда я мог зайти в тупик<br />

"Система «ОРДЖИ» немного отличается от нашей
"

— Алексей, расскажите, пожалуйста, как вы попали на должность начальника команды в «ОРДЖИ»?

— Предложение поработать с этим клубом я получил еще в 2017 году. Я тогда работал в НМХЛ, в группе В. Тогда генеральным менеджером клуба была китаянка Яна. Сезон шел, и я сказал, что пока он не закончится, не смогу поменять рабочее место. А перед следующим чемпионатом я подписал контракт о работе с клубом «КРС-ОРДЖИ». Тогда это был совместный проект «Куньлунь Ред Стар» и «ОРДЖИ». Ну и пошло-поехало. Мы довольно-таки неплохо отработали сезон.

— Что входит в ваш круг обязанностей?

— Я совмещаю много должностей, потому что система китайского клуба немного отличается от нашей. Как такового, персонала, который занимается определенной работой, у нас нет. Есть президент клуба, генеральный директор, я и команда с тренерским штабом, сервисменом и администратором, а также несколько девчонок, которые помогают нам в переводе с китайского на русский и наоборот. Они берут на себя работу помощника, секретаря, гида и переводчика. На мне же все контракты, переезды, перелеты, согласования и дозаявочная кампания.

— Расскажите, пожалуйста, о вашем пути в хоккее до того, как вы пришли в «ОРДЖИ».

— Я работал в НМХЛ, в хоккейных клубах «Северские волки» и «Крылья Кубани» из Краснодарского края. До этого у меня была работа в «Донбассе». Там я начинал на позиции администратора в команде «Донбасс-98», которая принадлежала академии клуба.

— Как вы попали в хоккей? Занимались ли вы этим видом спорта профессионально?

— Профессионально поиграть в хоккей мне не удалось, потому что я родился и вырос в Донецке, на Украине. После развала Советского Союза хоккей практически перестал там существовать. Поэтому профессионально заниматься хоккеем мне не довелось. Хоккей начал возрождаться в Донецке с 2007 года. Тогда там появился «Донбасс», который играл на любительском уровне. Потом он перешел в разряд профессиональных команд. С 2009 года «Донбасс» играл в чемпионате Украины. Потом у клуба появился новый владелец — Борис Колесников. И в сезоне 2010/11 он принял участие в ВХЛ. Мне предложили там поработать, и я не отказался.

«В Китае живут люди с большим потенциалом»

— В 2018-м вы приехали на работу в Китай. Были ли вы когда-нибудь ранее в этой стране?

— Нет, никогда не был. Это была моя первая поездка в Китайскую Народную республику. Честно говоря, я вообще не ожидал, что туда попаду.

— Какими были ваши первые впечатления от страны?

— Честно говоря, я многому был удивлен. Немного по-другому представлял себе ее масштабы. В Китае живут хорошие люди с другим менталитетом, отличным от нашего.

— Как бы вы описали китайский менталитет?

— Я бы сказал, что там живут люди с большим потенциалом. Если китайцы поставили перед собой какую-то задачу, то они уверенно идут к ее выполнению. Я понимал, что они мало очень знают о хоккее. Но это очень целеустремленные и бесстрашные люди, которые ничего не боятся. Народ, который работает в клубе, очень быстро на все реагировал, несмотря на то, что сотрудников было очень мало. В Китае все очень хорошо. Ничего плохого от этой страны по отношению к нам, к русским, я пока не увидел. Причем это касается не только клуба, но и всего вокруг.

— Насколько быстро вам удалось адаптироваться к местному укладу жизни?

— Все неожиданно получилось достаточно просто. Во-первых, многие ребята из китайского персонала оказались русскоговорящими. Некоторые из них в свое время учились в Красноярске, на Украине или еще где-то. Многие хоккеисты неплохо понимали английский язык. Так что, у меня не было никакого языкового барьера. С нами тогда работал Игорь Горбенко-младший, который хорошо владел китайским. А девушка, которая работала со мной, неплохо общалась на русском. Сложностей с языком у меня не было.

— На каком уровне у вас сейчас находится китайский язык? Пробовали ли вы его учить?

— У меня не было на это ни времени, ни возможности. Для этого нужен педагог, который мог бы с тобой сесть и доступно все объяснить. Но, к сожалению, у меня такого не было. Я — самоучка. Когда я слышал в разговорной речи какие-то фразы, то спрашивал их значение.

— Насколько сильно по команде ударила ситуация, когда в конце прошлого сезона ей пришлось целый месяц провести вне дома? Как ребята пережили ее?

— В тот момент мы полетели из Пекина в Нижний Новгород и не взяли с собой китайских ребят ввиду того, что их по прилету могли закрыть на двухнедельный карантин. Поэтому мы не стали рисковать и взяли с собой в поездку только русских и североамериканских хоккеистов. Но китайский персонал с нами полетел. Мы неплохо пережили это время. Китайцы к тому времени уже здорово привыкли к нашему быту и кухне. Никто из них катастрофически не страдал от недостатка китайской еды. Все прошло нормально. Североамериканским ребятам, например, в России тоже понравилось.

— А что именно им понравилось в нашей стране?

— В России народ всегда может что-то подсказать. Мы немножко отличаемся от американцев. У них в быту все более предсказуемо и организованно, они всегда знают, куда и зачем нужно идти. У нас же нет такого сервиса, как в Северной Америке. Но наши ребята всегда приходили им на помощь и все объясняли. Никаких проблем наши иностранцы не испытывали. Им очень понравилась русская кухня. Я видел, что для них все это довольно неожиданно. Видимо, они изначально немного по-другому представляли себе Россию.

— Насколько сильно усложнилась ваша работа во время того, как команда была вынуждена доигрывать регулярный чемпионат на выезде?

— Сложностей хватало всегда. Когда мы находились в Китае, мне приходилось жить в двойном часовом поясе. То есть, когда в Москве пять часов вечера, в Пекине уже десять. Ложился спать в двенадцать или в час ночи, потому что до этого времени я постоянно согласовывал какие-то бумаги и вопросы с лигой. Рабочих моментов у меня всегда хватало, но я не могу сказать, что испытывал какие-то особые сложности.

<br />
                        Алексей Бурлака: было много сложных моментов, когда я мог зайти в тупик<br />

"Конкретного решения насчет того, где мы будем играть в следующем сезоне, пока нет
"

— Какие качества и навыки нужны человеку для того, чтобы стать хорошим начальником команды?

— Думаю, что нужно быть нормальным человеком, уметь общаться с людьми и принимать правильные и своевременные решения. Надо быть коммуникабельным и любить хоккей. Также ты должен понимать свое дело и то, как будет лучше для команды. Надо жить с командой и понимать, с какими трудностями она сталкивается, играть на опережение, чтобы избежать сложных моментов, которые могут отразиться на ее спортивных результатах.

— Каким было ваше самое жесткое и непопулярное решение на этой должности? И каким вы можете гордиться?

— Честно говоря, я никогда об этом не задумывался. У меня было много сложных моментов, когда казалось, что я могу зайти в тупик. Не могу назвать какое-то свое решение, которым я мог бы гордиться и выставить напоказ.

— Сейчас из-за пандемии коронавируса неизвестно, где «ОРДЖИ» начнет следующий сезон. Какие варианты у вас есть?

— Мы с нашим генеральным директором начали прорабатывать различные варианты на сей счет еще в тот момент, когда пандемия еще только начиналась. Обсуждалось, что, возможно, следующий сезон нужно будет провести на территории Российской Федерации, где мы будем играть и базироваться. Пока что никаких решений еще не принято. Руководство клуба ждет, когда Россия откроет свои границы для граждан Китая. Пока еще много знаков вопроса, а конкретики еще нет. Мы рассматриваем целый ряд вариантов, но с ними есть ряд сложностей насчет иностранных игроков и их виз. Пока что никакого конкретного решения у нас не вынесено.

— Как раз совсем недавно Российская Федерация продлила запрет на международные авиаперевозки до конца июля...

— Да, я тоже слышал об этом. До сезона еще два месяца, и все еще может поменяться. Китайские ребята сейчас тренируются у себя дома, на базе сборной Китая. Их тренировочный процесс продолжается. Надеемся на то, что ситуация примет положительный оборот, и команда соберется в конце июля — начале августа.

— Вы говорили, что отвечаете в клубе практически за все. Будут ли предприняты в следующем сезоне в «ОРДЖИ» какие-то структурные изменения, которые могли бы упростить вашу работу?

— Не могу ответить на этот вопрос. Решения о структуре клуба принимают владелец и президент. Все зависит от того, как они ее видят. Думаю, что, если клуб примет участие в следующем сезоне, то никаких структурных изменений в нем не будет. Все работали и справлялись со своими обязанностями вместе и сообща. Президент решал наши проблемы внутри Китая, мы с генеральным директором работали над бытом, переездом и перелетами, заявкам и тренировочными процессами вне Китая. Мы научились работать в узком коллективе, и у нас это неплохо получалось. Увеличивать нашу структуру никто не будет, потому что в этом нет смысла. 

  •  Все материалы рубрики «Работа в хоккее»...

Источник фото: Пресс-служба ВХЛ

Источник: allhockey.ru